top of page

60-й йорцайт Г. Лейвика


23 декабря 2022 г. исполняется 60 лет кончины одного из самых значимых еврейских поэтов и драматургов Г. Лейвика.


Г. Лейвик (настоящее имя Лейвик Гальперн) родился в 1888 году в Местечке Игумен (ныне Червень в Беларуси)


С пяти лет он учился в хейдере, с десяти — в йешиве, где увлекся литературой Хаскалы и начал писать стихи на иврите. В 1901–1903 гг. посещал йешиву в Минске. В 1905 г. стал активным членом Бунда. В 1906 г. был арестован за хранение революционной литературы. В минской тюрьме, в ожидании суда, Лейвик написал на идиш драматическую поэму «Ди кейтн фун Мошиах» ("Цепи Мессии", 1907) и ряд стихотворений, из которых одно появилось в 1907 г. в нью-йоркской газете «Цайтгайст». На суде в 1908 г. Лейвик отказался от защиты, объявил себя убежденным борцом с царским самодержавием и был приговорен к четырем годам каторги и пожизненной ссылке в Сибирь. В 1912 г. он был доставлен этапом на каторжные работы в Сибирь, откуда весной 1913 г. ему удалось бежать. Самыми невероятными путями он сумел приехать в США.


В 1914 г. Лейвик начал работать на фабрике детской одежды в Филадельфии, а затем вплоть до 1932 г., даже став признанным писателем, работал маляром-обойщиком в Нью-Йорке. Одновременно он стал публиковать свои произведения в изданиях на идише. В 1918 г. издан первый сборник его стихов «Хинтерн шлос» ("За замком"). Это были стихи об убогом детстве, о вспыльчивом отце и вечно озабоченной матери, о тюрьме, ссылке, побеге с сибирской каторги (цикл «Ойф ди вегн сибирер» ("На сибирских дорогах"), о тоске по свободе и счастью (циклы «Эргец вайт» — "Где-то там", «Ин кейнемс ланд» — "В ничьей стране"). Те же темы отразились и во втором сборнике Лейвика «Лидер» ("Стихи"), изданном в 1919 г.


Кровавые события Первой мировой войны, революций, гражданской войны и еврейских погромов в России вывели Лейвика из сферы личных переживаний в область общечеловеческих и национальных проблем. Четыре поэмы о погромах, пророческий посыл которых (особенно поэмы «Дер волф» — "Волк") полностью раскрылся лишь в годы разгула нацизма, были написаны в 1917–20 гг. Одновременно Лейвик работал над прославившей его драматической поэмой «Дер гойлем» ("Истукан"), изданной в 1921 г.; впервые поставлена в Москве театром «Габима» в 1925 г. в переводе на иврит).


Ожидаемое от революции спасение мира и избавление еврейства, роль народных масс и личности в этом обновлении жизни Лейвик выразил через отношения между Махаралом (рабби Йехуда́ Ли́ва бен Бецале́ль из Праги) и созданным им истуканом духовного и материального начала. Лейвик при этом основывался на средневековой еврейской легенде, наделив ее современной формой и содержанием.


Отношения между индивидуумом и толпой в рамках революционных изменений в обществе, столкновение общественных и личных интересов стали темами и других драматических произведений Лейвика («Шматес» — "Тряпье", 1921; «Шап» — "Фабрика", 1927; «Хирш Леккерт», 1927; «Кейтн» — "Цепи", 1929, и другие). Спектакли по его пьесам ставились многими еврейскими театрами в Европе и Америке.


Поездку по Европе (Англия, Франция, Германия, Польша) в конце 1925 г. — начале 1926 г. Лейвик завершил посещением Советского Союза, где был радушно встречен (сборники его стихов были изданы в Москве и Киеве), но вскоре один из непримиримых идеологов Евсекции М. Литваков обрушил на поэта упреки в недостаточной верности коммунистическим идеалам, а после выхода его путевых заметок «Ойфн ранд фун онхейб» ("На начальном рубеже", Киев, 1925) — также обвинения в неверной оценке роли еврейской литературы в Советском Союзе и коллективистского сознания советского человека.


В 1930-х гг. Лейвик обратился к традиционной и библейской тематике и создал ряд драматических произведений, используя мотивы из Танаха и еврейского фольклора.В 1937 году он посетил Эрец-Исраэль и выпустил сборник очерков «Г. Лейвик вегн Эрец-Исроэл» ("Г. Лейвик об Эрец-Исраэль", 1938).


Катастрофе европейского еврейства Лейвик посвятил драму «Дер нес ин гето» ("Чудо в гетто", 1940), сборник стихов и поэм «Ин Треблинке бин их нит гевен» ("Я не был в Треблинке", 1945), драматическую поэму-мистерию «Ди хасене ин фернвалд» ("Свадьба в отдалённом лесу, 1949) и заметки «Мит дер шейрис ха-плейте» ("С уцелевшими остатками (беженцами)", 1947) о посещении лагерей еврейских беженцев в послевоенной Германии.


Особую важность Лейвик уделил редактированию сборника, составленного Шмерке Качергинским "Лидер фун гетос ун лагерн" ("Песни лагерей и гетто", 1948). Во вводной статье к этому сборнику он писал:

"В горькие дни гибели нашего народа – да, даже тогда – никто из нас не сомневался в духовных силах, в мужестве души наших братьев, идущих на Кидуш-Ашем (самопожертвование во имя веры)… Мир был закрыт колючей проволокой. Даже ежедневные крики боли из гетто и лагерей смерти еле-еле прорывались за смертоносные ограды. Кто же тогда мог подумать и представить себе, что в гетто и лагерях жертвы сочиняют стихи и создают мелодии, чтобы петь их"...


В 1950 и 1957 гг. Лейвик посетил Израиль, встречался и горячо дискутировал с Бен-Гурионом и другими сионистскими лидерами об исторической роли языка и культуры идиш и судьбе идиша в еврейском государстве. В 1958 г. паралич приковал поэта к постели.


Его драмы и стихи были переведены на многие языки, в т.ч. на русский и иврит.


В своей вводной статье к сборнику "Штудиэс ин Лейвик" ("Исследования о Лейвике", 1992) делится проф. Гершон Вайнер своими личными воспоминаниями:

"Фигура Лейвика всегда вызывала особое почитание и уважение. В моей памяти всплывают три эпизода, связанные с ним. Первое знакомство: я был тогда еще ребенком лет десяти в Торонто. Я услышал, что Лейвик должен выступать в нашем городе. Будучи во власти всеобщего воодушевления от всего, что связано с именем Лейвик, я в ту холодную пятницу пробрался в зал, где должна была проходить встреча с поэтом. Многого я тогда не понял, но атмосфера на этом мероприятии и сам поэт произвели на меня незабываемое впечатление. Он тогда читал свою драму "Дер дихтер из геворн блинд" ("Поэт ослеп"), в основу которой положен эпизод из жизни Мориса Рознфельда.


Второй случай произошел уже спустя пару десятков лет: Лейвик выступал в нашей маленькой общине, где-то на среднем Западе Соединенных Штатов, где я служил раввином. Пришла, в основном, англоязычная публика. Я представил его на английском, а Лейвик все же выступал на идише. Не много собравшиеся поняли из его выступления, но впечатление было колоссальным. Какими-то неведомыми струнами души, если не языковыми средствами, он притянул слушателей к своему слову, которое они возможно не поняли буквально, но на более сакральном уровне глубоко прочувствовали.


И третий эпизод. Поэт был болен. Он лежал парализованный, прикованный к кровати. Почти четыре года он был нем и отстранен от внешнего мира. Я пришел его проведать, зашел в его комнату и увидел перед собой не беспомощного угасающего больного, а царя на троне с коронованной головой. Я напомнил ему о предыдущих встречах и о массах восторженных читателей, которые желают ему скорого выздоровления. Он мне ответил лишь движением глаз. Меня это движение повергло в дрожь. Я прочувствовал в его присутствии какое-то особое возвышенное чувство, некий полёт души. Это было для меня не обычное посещение больного, а в буквальном смысле слова - паломничество…"


© Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов сайта допускается лишь с разрешения редакции сайта и только со ссылкой на источник: www.yiddishcenter.org

Opmerkingen


bottom of page